rvg1415 (rvg1415) wrote,
rvg1415
rvg1415

Categories:

Деятели, берегите культуру, мать вашу!..

Рублев-Фонтана
Этот пост является субъективным комментарием к предыдущему репортажу звенигородского ВООПИиКа – «Конференция реставраторов во Владимире». К данной организации никакого отношения не имеет.

Понятно, что проблем с Успенским собором накопилось выше его куполов...
Репортаж 8-и летней давности:


Помню, два года назад долгожданная новость о выделении каких-то больших денег на реставрацию его фресок вызвала единодушную реакцию – даже если половину разворуют, все равно что-то полезное сделают. Ведь ежу понятно – серьезную реставрацию, с глубоким исследованием этих фресок, за 1/5 – 2 года провести невозможно, разве что почистить очередной раз от копоти. Но вот сейчас, глядя на фото после реставрации, начинаю понимать, что Рублева мы потеряли полностью.
Да, я помню эти фрески в конце 70-х, до реставрации Некрасова, внесшего в них отсебятину, разрешая реставратору почувствовать себя «соавтром» Рублева. Тоже уже подпорченные многочисленными «реставрациями», но они еще позволяли, зная методы письма, относительно довообразить их до оригинала.
Но, видимо, сейчас уже неприлично жить так долго и без склероза. Мне кажется, что даже гусевские копии и то ближе к оригиналу.
Цвет исчез почти полностью и, главное, на фресках повсеместно вылезла какая-то грубая и как бы проволочная, контурная прорись. Будто их обводили фломастером для мультяшной анимации. Впечатление, что их просто адаптировали под масcкультурное восприятие. Оно и понятно: когда с помощью т.н. укрепления фрески (жидким стеклом, Карл!) красочный слой уже уничтожен и превращен в единую грязную массу, остается только с помощью акварельки вытягивать контуры, изображая «реставрацию». Главная же ценность древнерусской живописи – аккордное воздействие цвета.
Получается, своими кисточками «реставраторы» по сути переписывают для нас историю.
Не знаю, что из себя представляет нынешняя бригада Балыгиной, но по проделанной работе очевидно, что художников, которые чувствовали бы строй письма своего, давно умершего, коллеги, там нет. Сама она, как я понимаю, химик, и что бригада там нахимичила с обработками фресок, может когда-нибудь и обнаружат, но смогут ли наши потомки это исправить... Ну ладно, очередной раз отмыли кучу государственных денег, хрен с ними, но ведь даже не известно что именно там напортачили!

Кто еще помнит «сияющую лазурь и солнечное золото», может сравнить:
Рублев
Рублев (1)
Рублев (2)
Рублев (3)
Рублев (4)
Рублев (5)
Рублев (6)
Рублев (7)
Рублев (8)
Рублев (9)
Рублев (10)
Рублев (11)
Ну а в репродукциях для пипла, чтоб хавал, главным реставратором станет фотошоп – «креативная» работа с фильтрами, цветом, контрастом, насыщенностью и т.д.
Пара ссылок в тему:
Из воспоминаний о встречах с искусствоведом, профессором А.К.Крыловым в 1998-м году:
«...Он рассказал и еще об одном преступлении реставраторов.
Когда раскрыли фрески Рублева во владимирском Успенском соборе - росписи были по всему своду. Чтобы закрепить штукатурку надо было ее проклеить. Традиционные методы вели к постепенному потемнению клея. Некие "ученые" предложили синтетический клей, который (БЕЗ ИСПЫТАНИЙ) был применен сразу почти на всей поверхности. Результат - видели те, кто был в храме. Экскурсоводы показывают пару небольших невнятных фрагментов, которые остались от росписей. Остальное - пропало. Остались те куски, которые искусствоведам показались наименее ценнымим, самое ценное - "закрепили".
и там же:
Фрески, приписываемые Андрею Рублеву, сегодня еще можно увидеть в Успенском кафедральном соборе г. Владимира и в Успенском соборе "на Городке" в Звенигороде. Однако тем, кто мечтает о встрече с уникальными шедеврами, стоит поторопиться - разглядеть живопись становится труднее день ото дня. "Фрески Успенского собора безнадежно гибнут, - рассказывает директор Владимиро-Суздальского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Алиса Ивановна АКСЕНОВА. - Еще сорок лет назад, когда я пришла в музей, живописью можно было любоваться. Сегодня такие фрагменты росписи, как "Земля и море отдают мертвых", "Шествие праведных жен", и многие другие уже почти не видны. За это время фрески неоднократно, хотя и не всегда эффективно, реставрировались. Но мы не можем их сохранить, поскольку они находятся в действующем храме. А это значит, что в помещении происходят постоянные перепады температуры, высокая влажность, изо дня в день на стены ложится копоть и так далее".
Бедная дама и не подозревает, что фрески без участия "реставраторов" прожили более 500 лет в том же работающем храме и сохранились, а 40 лет реставраций их уничтожают окончательно. Мой убогий совет им: хотите сохранить фрески? - уйдите оттуда к чертовой матери!..
Ниже она пишет откровенно:
Последняя реставрация росписей Успенского собора проводилась осенью 2002 года, когда специалистам унитарного предприятия "Владспецреставрация" удалось вновь расчистить и укрепить росписи. Однако ученые в один голос утверждают, что при существующем ныне режиме эксплуатации подобные работы эффективны, как мертвому припарки. А для истончившегося красочного слоя очередное вмешательство реставраторов может закончиться гибелью.»

Фрески Андрея Рублева во Владимире стали жертвой дешевой сенсации...

Если бы несколько работ Рублева каким-либо чудом сохранились в целости и сохранности, они заняли бы место всего-лишь обычного музейного антиквариата. Но именно огромные утраты делают его время таким притягательным и ценным: будится зрительское воображение, сочиняются всевозможные мифы… А т.к. вся древнерусская культура раздолбана нами так, что на этом поле, – эх, гуляй Ваня со всеми своими фантазиями, прожектами, «научными исследованиями», коммерческими сценариями!..
«Андрей Рублев» – давно уже не художник, а заезженный национальный бренд. На нем проворачиваются огромные деньги и строятся карьеры. И взращивать его начали задолго до известного фильма. Тарковский только наглядно и популярно утвердил его в масскультуре. Социальный заказ бездельников, скромно причисляющих себя к интеллигенции и огромной армии  таких же «НТР», был выполнен на отлично. «Рублева», в компании с Высоцким и т.п., они радостно ввели в свои теплые советские кухни как родного собутыльника с которыми можно поговорить ЗА ЖИСТЬ...
О «гениальном» режиссере (как о покойнике) говорить не буду, хотя он тоже хоршо приложил свою творческую руку к уникальным фрескам:
Фрески Андрея Рублева подпалил Тарковский во время съёмок фильма

Конечно, надолго сохранить вообще ничего нельзя, борьба реставраторов со временем в принципе бессмысленна, но попытка подогнать одну культуру под другую приводит к разрушению не только обеих, но и всего вокруг. Приведенный пример в заглавной иллюстрации – Андрей Рублев-Лучо Фонтана – это не стёб, идущий от Дюшана (усики на Джоконде), хотя, эта картинка для некоторых может восприниматься и как личная боль (взаимоисключение двух мировоззрений), которая всегда готова выплеснуться в жесткий социальный конфликт не на жизнь, а на смерть. (А по большому счету, с точки зрения творца, это всего лишь два художника, искренне работающие с пространством конкретного зрителя. Вся разница лишь в масштабах пространства: у одного (сотворение вселенной) инструмент – телескоп, у другого (морфология жеста) –микроскоп. Бесконечность мира видится в обоих.)

В конце концов все определяет культура социума. Национальное невежество не менее разрушительно, чем национальное высокомерие. Разница только в том, что одно вызывает жалость, другое - презрение.
Примеров куча.
Всем известен последний:
сайдинг
Виниловая сказка Русского Севера и «Виниловую сказку» допишет полиция
Хотя делалось это от сердца, даже жертвенно, и вполне могло бы называться РЕСТАВРАЦИЕЙ. Но к гордым прихожанам и истинно верующим вдруг являются какие-то мужики в пиджаках, из какого-то министерства, какой-то культуры и грозят посадить героев за разрушение памятника деревянного зодчества... И случилось то это только потому, что картинка попала в соцсети и получила резонанс.
А сколько раз мы слышали о старушках, застуканных за мытьем от свечной копоти того же Рублева, просто швабрами с бог-весть каким моющим средством? И после странной реакции на это каких-то явно не совсем верующих, они понимали только одно – мыть храм надо без свидетелей.
Или как, полностью восстановив памятник архитектуры, через несколько лет архитектор-реставратор приезжает и обнаруживает его абсолютно разрушенным, т.к. владелец просто куда-то исчез...
Печальных историй так много, что просто руки опускаются.

И опять-таки, тяжелее всего найти управу даже не на чиновников, а на «святых» отцов. Почему-то в нашем государстве отделенном (ли?) от церкви, критиковать церковь НИЗЗЯ! «Вы что, против Христианства?» – сразу раздается одергивание «патриотов». Не против. Но однозначно против беззакония и безвкусия, творимого, например в Саввино-Сторожевском монастыре, на чьих землях, входящих в охранную зону монастыря и в природный заказник «Долина реки Сторожки», ведется буйное строительство в стиле «церковный китч».

Слава Богу, знаю хотя бы единственный случай серьезного и трепетного отношения к реставрации памятника, – Успенский собор на Городке в Звенигороде.
К счастью, он попал под опеку по-настоящему культурных и ответственных людей. Сейчас храм в лесах, и надолго, – идет кропотливая работа восстановления первоначальной кровли XIV в. Собираются все остатки порушенных закомар для последующей сборки. Реставрация фресок на это время отложена.
Успенский на Городке (1)
закомары
Успенский на Городке (2)
И вся эта работа проводится без какой-либо помощи государства, только средствами прихода!
Конечно, не всё там, на Городке, безоблачно. Чуть не досмотрели – и новый хозяин дома, что в охранной зоне памятника, не только снес его, но и, к ужасу археологов, прошелся бульдозером по всему культурному слою памятника археологии федерального значения!

Будем надеяться, что архитектурная реставрация вернет нам подлинные, восстановленные закомары. Родные, именно восстановленные, а не воссозданные по аналогии, как на Рождественском соборе Саввино-Сторожевского монастыря, где они оказались чужеродными имплантами, так и не прижившимися к плоти собора.

Что ждет Городок в дальнейшем? Не надо забывать, что Успенский собор – подворье того же Саввино-Сторожевского монастыря. Не превратит ли жажда наживы святой холм нашей истории в место извлечения мелкой выгоды? Смогут ли прихожане противостоять приходящим соблазнам, сберечь сам дух этого уникального места, защитить как от «не ведающих», разрушающих своими квадрациклами древние валы, так и от «ведающих», изощренно доказывающих допустимость нового строительства необходимостью создать удобства верующим.

Лев Лившиц правильно талдычит – главная проблема нашего культурного наследия в отсутствие четкой гарантии сохранения спасенного памятника.
Получается, мы как бы героически спасаем кого-то от смерти, после чего вновь швыряем его погибать в криминальный мир. В итоге весь героизм даже не обесценивается, а превращается в свою противоположность.
Почему не работают федеральные законы по защите памятников культуры? Да чаще всего потому, что они сталкиваются с негласной господдержкой более высокой ценности – ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. И тут уже возникает вопрос: что важнее, уникальное национальное (и мировое) ДОСТОЯНИЕ страны или ДОСТАТОК какого-нибудь временщика и жулика у власти, отхватившего себе кусок-другой исторической и заповедной землицы с памятниками? А это уже вопрос политический. И стоит он на старом философском вопросе национального самоопределения (который до сих пор не сформулирован властью) – КТО МЫ? ОТКУДА? и КУДА ИДЕМ?

PS
Конкретно по реставрации рублевских фресок – следующий пост – «Клятва Гиппократа» для реставратора?..»


Tags: ВООПИиК, Владимир, Звенигород, Подмосковье, варварство, история, культур-мультур, культура, памятники, память, реставрация, фальш, чиновники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments